Признаки административного правонарушения

Итак, одним из признаков правонарушения является деяние, выразившееся в действии или бездействии физического или юридического лица, т.е. такой акт поведения субъекта, в результате которого наступили юридически значимые последствия.
Деяние довольно значимая черта правонарушения, так как в ней скрыто общепринятое положение «за мысли, намерения или цели не судят». Нельзя же считать правонарушением не проявленные через поступки внутренний образ мыслей человека, его чувства, не только положительные, но и отрицательные. Правом не могут регулироваться мыслительные процессы человека.

Дмитриев Ю.А. и Грудцына Л.Ю в своем учебнике «Правоведение» описывают действие, характеризующее правонарушение, как активное невыполнение правового предписания в виде обязанности или законного требования, правила, нормы, стандарта (нарушение тишины в ночное время, нарушение правил дорожного движения и т. д.). Бездействие же описывается как пассивное поведение, выраженное в не совершении лицом тех действий, которые оно должно было и могло совершить в силу возложенных на него обязанностей (уклонение от подачи декларации о доходах, невыполнение родителями своих обязанностей по воспитания и обучению детей и т. д.).

Рассматривая деяние как фактическое действие или бездействие, длящееся во времени, то очевидно, что такое деяние может быть оконченным или неоконченным. Деяние в нарушениях с материальным составом является оконченным только в том случае, если лицом совершается деяние и это деяние влечет установленные законом последствия. В случае отсутствия наступления последствий — с точки зрения КоАП РФ, не знающего института покушения на административное правонарушение, нарушение отсутствует. По нарушениям же с формальным составом ответственность связывается только с совершением деяния, а не с наступлением каких—либо последствий.

Следующий признак административного правонарушения, вытекающий из его определения, данного в КоАП РФ, это деяние совершаемое либо физическим, либо юридическим лицом. Таким образом, субъекты административного правонарушения делятся на две основные группы: физические лица и юридические лица.

Бахрах Д.Н. различает индивидуальные и коллективные субъекты административного права. Индивидуальными субъектами он называет граждан РФ, иностранных граждан и лиц без гражданства, также к индивидуальным субъектам административного права он относит государственных служащих или должностных лиц. Коллективные субъекты административного права — это группы людей, являющиеся организациями, которые выступают во внешних отношениях как самостоятельный субъект права; порядок их создания и деятельность регламентированы нормативными правовыми актами .

Такой подход справедлив при рассмотрении субъектов административного права как отрасли, в их общей характеристике. Говоря же конкретно, об административном правонарушении, следует прибегать к определению субъектов административных правонарушений непосредственно к определениям физического и юридического лиц.

Именно это и подмечает Бахрах Д.Н. при описании деяния, как признака административного правонарушения, которое не может совершить неорганизованная группа граждан, сложная организация, не являющаяся юридическим лицом (партия, финансово-промышленная группа и др.), филиал и иные структурные подразделения юридического лица .

Физические лица, ответственность которых предусмотрена Кодексом об административных правонарушениях, в свою очередь делятся на несколько групп, различающихся по правовому статусу участников.
Согласно ст. 2.3 КоАП РФ административной ответственности подлежит физическое лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет. С учетом конкретных обстоятельств дела и данных о лице, совершившем административное правонарушение в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет, комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав указанное лицо может быть освобождено от административной ответственности с применением к нему меры воздействия, предусмотренной федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних.

К другой группе субъектов — специальным субъектам — относятся лица, для которых установлены дополнительные основания для привлечения к ответственности, — должностные лица. Военнослужащие и призванные на военные сборы граждане несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с дисциплинарными уставами. Сотрудники органов внутренних дел, органов уголовно—исполнительной системы, федеральных органов налоговой полиции и таможенных органов несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с нормативными правовыми актами, регламентирующими порядок прохождения службы в указанных органах. За нарушение законодательства о выборах и референдумах, в области обеспечения санитарно—эпидемиологического благополучия населения, правил дорожного движения требований пожарной безопасности вне места службы, законодательства об охране окружающей природной среды, таможенных правил и правил режима Государственной границы Российской Федерации, пограничного режима, режима в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации, а также за административные правонарушения в области налогов, сборов и финансов, невыполнение законных требований прокурора, следователя, лица, производящего дознание, или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, лица, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов или специальных положений о дисциплине, несут ответственность на общих основаниях. К указанным лицам не могут быть применены административные наказания в виде административного ареста, а к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, также в виде административного штрафа .

Юридические лица подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений в случаях, предусмотренных статьями КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях (ст. 2.10 КоАП). Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо .

Следующим признаком характеризующим административное правонарушение является противоправность.
Безусловно, этот признак в характеристике административного правонарушения является главенствующим, и состоит в нарушении права, его норм, содержащих юридические обязанности и запреты.
Противоправность или административная противозаконность означает, что административным правонарушением может быть признано только такое деяние, которое прямо запрещено нормой II раздела («Особенной частью») КоАП РФ (ст. 5.1 — 21.7) или нормами законов субъектов федерации об административных правонарушениях. Если деяние не является противоправным, то оно не может образовать административного правонарушения и, следовательно, повлечь административную ответственность. Противоправность деяния представляет собой основной критерий административного правонарушения, его вторичным, производным от указанного, правовым критерием является оценка последствий деяния. Квалификация административного правонарушения осуществляется независимо от вредоносности деяния, однако в случаях, предусмотренных Особенной частью КоАП РФ, квалификация правонарушения возможна только при причинении имущественного ущерба, морального или физического (телесного) вреда .
Принципиально то, что соблюдение соответствующих норм охраняется мерами административной ответственности. Это, кроме административного, могут быть нормы конституционного, финансового, гражданского, трудового и других отраслей права.
Этот признак административного правонарушения описывают одинаково многие исследователи права, указывает его и Бахрах Д.Н.
Однако он различает противоправность как «юридическое признание антиобщественного, вредного для граждан, общества, государства поведения» и административную противоправность, т.е. «такое деяние (которое) прямо запрещено статьями Особенной части КоАП РФ или законов субъектов РФ об административных правонарушениях» .

В своей работе «Административное право» Лапина М.А. соединяет такие признаки административного правонарушения как деяние и противоправность, и дает определения противоправному действию и бездействию.
Противоправное действие характеризуется как «целеустремленные, волевые поступки нарушителя», а противоправное бездействие определяется как «неисполнение или ненадлежащее исполнение физическим или юридическим лицом субъективных обязанностей, а также полномочий (должностными лицами)» .

Противоправность деяния Косаренко Н. Н. и Медеев М.Р. относят к основным критериям административного проступка, она является оценкой наступивших последствий в результате совершенного деяния. Квалификация административного правонарушения осуществляется иногда независимо от последствий вредоносности деяния, например, нарушение правил дорожного движение пешеходом. Однако в случаях, предусмотренных Особенной частью КоАП, квалификация проступка возможна только при причинении имущественного ущерба, морального или физического вреда.

Вместе с тем, И. А. Минникес считает, что противоправность есть формальный признак любого неправомерного деяния, в том числе объективно—противоправного, и выражается в нарушении норм объективного права, а, следовательно, и субъективных прав и охраняемых законом интересов. Это юридическое выражение общественной вредности (опасности) деяния. Законодатель по своему усмотрению выбирает из обширного круга общественно вредных деяний те, которые повлекут за собой негативные юридические последствия, и наделяет их признаком противоправности. Поведение субъекта противоправно, если оно не отвечает требованиям, содержащимся в правовой норме, если оно запрещено правом прямо или косвенно.

Следует уточнить, что под объективно — противоправным деянием Минникес И.А. считал противоправные деяния, не являющиеся правонарушениями, т.е. если лицо не осознавало и не могло осознавать общественной вредности своего деяния либо не предвидело возможности наступления общественно вредных последствий и не должно было или не могло их предвидеть, то такое деяние следует квалифицировать как невиновное.

Следующим признаком правонарушения является наказуемость.
Этот признак правонарушения характеризует не его сущность, а неотвратимость наказания за совершение административного правонарушения.
Это значит, что наказуемость — предусмотренная КоАП РФ или соответствующим законом субъекта РФ возможность привлечения к административной ответственности за совершенное правонарушение. Следует, однако, признать, что оно не всегда претворяется в жизнь, ведь не каждое правонарушение фиксируется правоохранительными органами и не каждое раскрывается.
Бахрах Д.Н. не советует ставить знак равенства между административными правонарушениями и нарушениями норм административного права.
Дело в том, что существуют регулятивные нормы, закрепляющие правила должного поведения, и охранительные нормы, устанавливающие ответственность за нарушение этих правил. Для борьбы с правонарушениями в Российской Федерации используются в основном три вида карательных санкций: уголовные, административные, дисциплинарные. И уголовная, и административная, и дисциплинарная ответственность охраняют все отрасли права. Административная ответственность, например, установлена за нарушение регулятивных норм конституционного, трудового, финансового, земельного, гражданского и иных отраслей права. В зависимости от обстоятельств нарушения, например, прав собственника (хищения) виновный может быть привлечен к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности .

Важнейшим признаком административного правонарушения является виновность.
Лицо признается виновным, если установлено, что оно совершило административное правонарушение умышленно, либо по неосторожности. Эти две формы вины содержатся в ст. 2.2 КоАП РФ. В отношении физического, либо юридического лица административная ответственность применяться не может, если в их действиях отсутствует вина, — «лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина» (ч. 1 ст. 1.5 КоАП РФ).
В соответствии с ч. 1 статьи 2.2 КоАП РФ:
«Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично».
«Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть»
Таким образом, установление признаков вины физического лица предполагает оценку его психического отношения к событию правонарушения.
Понятно, что такого рода подход в определении виновности физического лица не может быть применен к юридическому лицу в виду отсутствия у последнего психического критерия.
Об этом, к примеру, пишет Самылов И.В. в своей работе «Вина юридических лиц в российском праве».
Самылов И.В. отмечает, что по вопросу о природе вины организаций существует два основных подхода: субъективный (психологический) при котором вина организации рассматривается с позиции отношения ее должностных лиц, органов и работников к совершаемому нарушению; и объективный (поведенческий), когда вина организации определяется исключительно через оценку ее внешних актов. Дискуссия между сторонниками указанных подходов еще продолжается. И главная сложность в процессе выработки единого понимания вины юридических лиц состоит в том, что в различных законодательных актах использованы разные концепции, это препятствует выработке единообразной правоприменительной практики и усложняет процесс восприятия вины как общего условия юридической ответственности для организаций .
В Кодексе об административных правонарушениях РФ (п. 2 ст. 2.1) вина юридических лиц определяется согласно поведенческому подходу: «юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».
В Налоговом кодексе РФ, напротив, получила отражение психологическая трактовка вины. В соответствии с п. 4 ст. 110 Налогового кодекса РФ вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения. Вина последних определяется по общим правилам установления умысла и неосторожности, аналогичных по содержанию формулировкам уголовного права (п.п. 1-3 той же статьи).
При этом, как справедливо отмечает Иванов И. С. в своей работе «Концептуальные подходы к определению вины организаций», арбитражная практика фактически устанавливает вину организации в совершении налогового правонарушения в зависимости от противоправности самого деяния, а не путем установления психической вины должностных лиц этой организации.
Самылов И.В. пишет, что уже в 70-е — 80-е гг. ХХ в. специалисты отмечали непригодность для анализа деятельности хозяйственных организаций такие психологические характеристики типа «субъективное отношение», «умысел», «неосторожность» и другие. Как верно заметил, в частности, Пугинский Б. И., для решения вопросов ответственности организаций не имеет какого-либо значения характер отношений работников и должностных лиц к своим противоправным действиям. Фактически при применении мер ответственности к организациям почти никогда не проверяется отношение руководителя или работников к значению их поступков для юридического лица. Проверка вины сводится к установлению того, могла ли организация при нормальных допускаемых законом усилиях обеспечить исполнение обязательства и входило ли предупреждение и устранение причин нарушения в ее компетенцию, т.е. выявляются не психологические, а ситуационные факторы. В итоге, Пугинский Б. И. предложил следующее определение вины организации в гражданском праве: «невыполнение организацией допускаемых и требуемых законодательством усилий для надлежащего исполнения обязательства, неиспользование предоставленных прав и возможностей для устранения нарушения» .
И тут Самылов И.В. поднимает проблему отсутствия в определении вины, данном в Кодексе об административных правонарушениях, разумных границ тех мер, которые организация должна принять для соблюдения правовых норм.
Он указывает на то, что судебная практика и действия административных органов показывают, что для подтверждения вины юридического лица административные органы и суды ограничиваются доказательством того факта, что организация не приняла необходимых мер для исполнения обязанностей, которые, в принципе, можно было принять.
При таком подходе виновность сводится к противоправности и единственным основанием для признания организации невиновной остается действие непреодолимой силы, так как фактически организация не имеет принципиальной возможности предотвратить нарушение лишь при наличии чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств; во всех остальных случаях нарушение можно было избежать. Другое дело, насколько обоснованно требовать и ждать от организации принятия всех потенциально возможных мер в каждой конкретной ситуации? Было бы логично установить рамки таких мер, которые можно разумно ожидать от участника правоотношений, за пределами которых можно говорить об отсутствии вины .
В качестве примера понимания невиновности юридического лица Самылов И.В. приводит ее определение, сформулированное в Гражданском кодексе РФ (п. 1 ст. 401). То есть организация (юридическое лицо) должна быть признана невиновной, если ею были приняты все меры для предотвращения нарушения, которые можно было ожидать при той степени заботливости и осмотрительности, которые требовались от добросовестного лица по характеру регулируемых отношений.
Таким образом, учитывая особенности правосубъектности организаций, Самылов И.В. предлагает следующее определение: «вина юридического лица в совершении правонарушения состоит в непринятии необходимых и возможных по обстоятельствам дела и требованиям закона мер для предотвращения нарушения юридических обязанностей или причинения вреда».
Во главу угла при таком подходе ставится наличие или отсутствие возможности надлежащего исполнения обязанностей, что, по сути, становится главным предметом, устанавливаемым судами и арбитражными судами при определении вины организаций, как по гражданским, так и по административным спорам.
Самылов И.В. замечает, что предложенное определение отличается от понимания вины индивидуальных субъектов в сфере карательной ответственности (административная, уголовная), которое традиционно основано на психологическом подходе. Вместе с тем, такое отличие не порождает фундаментальных проблем, поскольку в публичном праве вообще нет требования равного подхода ко всем категориям субъектов, аналогичного соответствующему принципу гражданского права. В результате, предложенная формулировка с учетом необходимых уточнений, диктуемых спецификой отраслей, может быть использована равным образом в гражданском, налоговом и административном праве, а также в других отраслях, в которых признается или будет признана в будущем ответственность организаций . Это наиболее актуально в виду продолжающейся дискуссии по введению уголовной ответственности для юридических лиц.

Еще одним, вызывающим дискуссии признаком административного правонарушения, является его общественная опасность.
Общественная опасность административного правонарушения выражается в том, что такое деяние (действие или бездействие) является опасным для общества и причиняет вред конституционным или иным законным интересам граждан, юридическим лицам, обществу и государству. Административное правонарушение может причинить реальный или ожидаемый (возможный) физический, материальный, моральный вред.
Примером реального ущерба может служить ст. 7.17 КоАП РФ: уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти действия не повлекли причинение значительного ущерба.
В качестве примера ожидаемого (возможного) вреда можно привести ч. 2 ст. Статьи 9.1 КоАП РФ: нарушение требований промышленной безопасности к получению, использованию, переработке, хранению, транспортировке, уничтожению и учету взрывчатых веществ на опасных производственных объектах.
Однако по поводу наличия этого важного признака административного правонарушения до сих пор не сложилось единого мнения среди ученых—административистов и существуют две полярные точки зрения.
Первая исходит из того, что общественная опасность имеется при любых обстоятельствах, когда соответствующая ситуация регулируется уголовным законодательством или законодательством об административных правонарушениях. Вторая точка зрения – административные правонарушения в отличие от преступлений не обладают признаками общественной опасности.

Проблема определения общественной опасности представляется довольно сложной. Бахрах Д.Н., Россинский Б. В. и Старилов Ю. Н. в своем учебнике по административному праву также задаются этим вопросом: «Когда переход улицы в неположенном месте, проезд в трамвае без билета, неисполнение обязанностей по воинскому учету, регистрации по месту жительства и т. п. называют общественно опасными деяниями, возникает вопрос: а что же такое общественная опасность? Где границы этого понятия, охватывающего круг деяний от безбилетного проезда в трамвае и загрязнения тротуаров до бандитизма и шпионажа?» Бахрах Д.Н. считал, что общественно опасным следует считать только такое деяние, которое причинило или реально способно причинить существенный ущерб общественным отношениям. Такие деяния в своей совокупности в определенной исторической обстановке нарушают условия существования данного общества. С этой точки зрения большинство административных правонарушений нельзя признать общественно опасными .
Как видим, Демьян Николаевич Бахрах является сторонником отсутствия у административных правонарушений признака общественной опасности. Хотя он и не отрицает наличие в некоторых административных правонарушениях этого признака административного правонарушения, но считает это исключением из правил. В подтверждение своей правоты он перечисляет эти исключения:
«Во—первых, в России юридические лица не привлекаются к уголовной ответственности. Если по вине должностных лиц организации совершено общественно опасное деяние, юридическое лицо будет привлечено к административной ответственности, а действия его должностных лиц могут быть признаком преступления.
Во—вторых, в связи с экономическими, политическими и иными процессами в обществе законодатель может прийти к выводу о целесообразности борьбы с определенными общественно опасными деяниями с помощью административных, а не уголовных наказаний.
В—третьих, законодатель может совершить ошибку в оценке определенных деяний. Так, до 30 июня 2002 г. хищение признавалось мелким, если размер похищенного не превышал одного МРОТ. Статья 7.27 КоАП РФ, вступившего в силу с 1 июля 2002 г., признала мелким хищение на сумму не свыше пяти МРОТ. Иными словами, основная масса хищений в Российской Федерации перестала быть уголовно наказуемой, уголовно—правовая защита собственности была резко ослаблена. Законодатель обнаружил эту ошибку, и уже в начале ноября 2002 г. в ст. 7.27 КоАП РФ слово «пять» было заменено словом «один» МРОТ. Вряд ли можно утверждать, что до 1 июля 2002 г. хищение на сумму свыше одного до пяти МРОТ было общественно опасным, с 1 июля до 10 ноября перестало быть таковым, а в ноябре 2002 г. опять стало общественно опасным».
И здесь, как мне представляется, Бахрах Д.Н. делает очень важный вывод: критерий общественная опасность является главным различием преступления и проступка.
Дополнительный признак — вид противоправности. Этот формальный признак особенно важен, когда правонарушение совершено юридическим лицом. Уже после квалификации деяния как преступления или административного проступка проявляются и вторичные различия: порядок привлечения к ответственности, виды и размеры наказаний и др.
Иного мнения придерживается профессор Попов Л.Л.: «сущность административного правонарушения определяется его общественной опасностью… Именно общественная опасность правонарушения обусловливает ответственность за его совершение. Отсутствие данного признака свидетельствует и об отсутствии правонарушения… Между тем некоторые авторы упрощают ситуацию, считая, что по отсутствию у административных правонарушений общественной опасности их можно легко отграничить от преступлений. Это, конечно, заблуждение. Единственным критерием отграничения административного правонарушения от преступления может быть лишь степень общественной опасности, которая, естественно, различна у этих видов правонарушений». С ним согласен и профессор Коренев А.П.: «Если бы административное правонарушение не представляло общественной опасности, то не было бы необходимости за его совершение устанавливать юридическую, административную ответственность» .

Как видим, подходы к понятию общественной опасности административных правонарушений разные, представляется более правильной точка зрения Лапиной М.А., которая предлагает этот признак административного правонарушения признать факультативным. Ведь во—первых, он не определен в самой правовой норме, дающей определение «административное правонарушение», и, следовательно, этот признак не является обязательным. Во—вторых, признаком общественной опасности обладают, как правило, те правонарушения, составы которых являются смежными с уголовными преступлениями, и в этом случае главное отличие правонарушения от преступления заключается в различной степени их общественной опасности .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.