Расторжение брака по своду законов 1832 года

Брак в России в то время понимался, не только и не столько в свете правовых отношений супругов, но с чисто религиозных, мистических позиций. Как писал Н. А. Заозерский: «отношения семейные, т. е. супружеские и родственные, по натуре своей физико—нравственного свойства, и возникают, равно как и существуют, помимо всякого права», поэтому в Российской империи отношение к разводу было категоричным .
Развод допускался только в нескольких случаях:

а). в случае доказанного прелюбодеяния одного из супругов или неспособности одного из супругов к брачному сожитию;

б). в случае, когда один из супругов приговорен к наказанию, сопряженному с лишением всех прав состояния или же сослан на проживание в Сибирь, с лишением всех особенных прав и преимуществ;

в). в случае безвестного отсутствия другого супруга (ст. ст. 45, 54, 56).

Сверх этих поводов к разводу законодательству того времени были известны следующие:
— принятие крещения одним из супругов нехристиан — по прежним правилам и по прежним основаниям (ст. ст. 80 — 83);
— принятие монашества обоими супругами, по взаимному согласию (ст. 347, п. 1, т. IX Св. Зак.);
— невозвращение заграничных «азиатцев» из заграницы в Россию в течении 2—х лет, к своим русским женам (ст. 88, 89);
— кроме развода законодательство того периода, в определенных законом случаях, допускало разножитие или разлучение супругов.
Последнее обстоятельство довольно интересно, дело в том, что по своду законов супруги должны проживать только совместно, этого требует статья 103 СЗ.

А.И. Загорский в своем сочинении «О разводе по русскому праву» пишет о нескольких случаях, по которым в судебном порядке может быть разрешено раздельное проживание супругов:
«Муж может подать повод к раздельной жизни или удаляя жену из супружеской квартиры, или же косвенно делая для жены общую жизнь невозможной: вследствие систематических преследований, побоев, явно развратного поведения и т.п….». В таком случае суд разрешал раздельное проживание, но оставлял жену на содержании мужа.

Возможен и более сложный случай – муж не выгоняет жену из дома, а «всем своим поведение доказывает желание избавится от нее, оскорбляя ее на всяком шагу словом и делом…».
И таких дел, как пишет Загоровский А.И., возникало не мало (жестокое обращение, личные оскорбления, развратное поведение того или иного супруга, растрата имущества жены, удержание детей) во всех этих случаях, при невозможности получения развода, прибегали к временному «разножитию».

Разводами занимались только духовные суды (ст. ст. 24, 33, 38, 73), кроме случаев, подлежащих юрисдикции уголовных и гражданских судов (ст.ст. 24, 33, 53), важно понимать, что гражданские суды занимались исключительно имущественной стороной брака.

Таким образом, законодатель с принятием Свода законов Российской Империи, придал Семейному праву новый виток развития. Патриархальная семья стала приоритетом в области семейной государственной политики, под основой которой, по—прежнему, признавалась исключительное право церкви на регулирование семейной жизни. Тем не менее, произошло некоторое смягчение нравов, и хотя женщина оставалась зависимой от отца, а затем — от мужа, супруги формально признавались в браке равными в правах, но не в обязанностях. Все семейное право было пронизано принципом подчинения членов семьи ее главе, что, соответственно, сказывалась как на членах этой семьи, так и на их личных и материальных правах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.