Новости частного права за октябрь 2016 года

Юридическим институтом «М-Логос» опубликован дайджест новостей частного права за октябрь 2016 года. Среди самых заметных новостей частного российского права можно выделить следующие вопросы.

Определение Верховного Суда РФ от 18.10.2016 года № 49-КГ16-22

При разделе общего имущества и распределении долгов в случае развода супругов долг, вытекающий из сделки, совершенной в период брака одним из супругов, признаваться общим, если сделка совершена по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо если все полученное по данной сделке было использовано на нужды семьи. Бремя доказывания использования полученного по сделке на нужды семьи лежит на том супруге, который требует признания долга общим.

В силу пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям (пункт 3 указанной статьи). Пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.
Между тем положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит. Напротив, в силу пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств. При этом согласно пункту 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создает обязанностей для иных лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).
Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Определение Верховного Суда РФ от 18.10.2016 года № 46-КГ16-20

При определении размера ответственности наследника по долгам наследодателя требование залогового кредитора пользуется преимуществом по сравнению с требованиями других кредиторов в части стоимости предмета залога, входящего в наследственную массу. Залоговый кредитор вправе претендовать на обращение взыскания на иное имущество, переходящее по наследству, наравне с иными кредиторами.

Залог земельных участков, предприятий, зданий, сооружений, квартир и другого недвижимого имущества (ипотека) регулируется законом об ипотеке. Общие правила о залоге, содержащиеся в Кодексе, применяются к ипотеке в случаях, когда Кодексом или законом об ипотеке не установлены иные правила (пункт 2 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, если залогодатель является должником по двум или более обязательствам и не исполняет их, то за счет заложенного имущества удовлетворяются интересы прежде всего кредитора- залогодержателя. Каких-либо исключений из этого правила положения части третьей «Наследственное право» Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат.

Определение Верховного Суда РФ от 11.10.2016 года № 78-КГ16-42

Одаряемый вправе требовать принудительной регистрации перехода права собственности на недвижимость, являющуюся предметом дарения, в случае уклонения дарителя от подачи заявления о регистрации перехода права, даже если даритель умер после заключения договора дарения. В то же время если иск подан о регистрации перехода права, такой иск может быть удовлетворен, только если владение недвижимостью передано одаряемому. Тот факт, что имеется соответствующий документ, подтверждающий сдачу-приемку, сам по себе не является доказательством передачи владения, если установлено, что одаряемый фактически ключи не получил и в квартиру не вселился.

Определение Верховного Суда РФ от 11.10.2016 года № 46-КГ16-21

Если лицо купило застрахованный прежним собственником автомобиль, вступило в права и обязанности по договору страхования в силу ст. 960 ГК, было вписано в страховку в качестве выгодоприобретателя и впоследствии при наступлении страхового случая обращается в суд с требованием о выплате страхового возмещения не как страхователь, а как выгодоприобретатель, на него не распространяется третейская оговорка, указанная в договоре страхования.

Истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании страхового возмещения, ссылаясь на то, что является выгодоприобретателем по договору страхования автомобиля, заключенному между страхователем и ответчиком. Изначальным страхователем и выгодоприобретателем было другой лицо – изначальный собственник автомобиля. Впоследствии до наступления страхового случая автомобиль был продан изначальным собственником истцу, и в договоре страхования прежний собственник по согласию со страховой компанией указал на истца как на выгодоприобретателя. После этого в результате действий третьих лиц застрахованный автомобиль был поврежден. Истец обратился к ответчику с заявлением о выплате ему как выгодоприобретателю страхового возмещения, но получил лишь часть положенного страхового возмещения, в связи с чем и обратился в суд.
При этом в договоре страхования была предусмотрена третейская оговорка. Оставляя без рассмотрения исковое заявление, суд первой инстанции сослался на то, что стороны при заключении договора страхования согласовали условие о передаче всех споров на рассмотрение и разрешение третейского суда, а при переходе права собственности на застрахованный автомобиль к истцу, к нему в соответствии со статьей 960 Гражданского кодекса Российской Федерации перешли в полном объеме права и обязанности по договору добровольного страхования автомобиля. Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции, указав, что, по смыслу статьи 960 Гражданского кодекса Российской Федерации, право на получение страхового возмещения производно от права собственности на застрахованное имущество, то есть в момент перехода права собственности происходит одновременная замена страхователя (выгодоприобретателя) в договоре страхования.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такой вывод судебных инстанций противоречит нормам процессуального права. В соответствии с абзацем шестым статьи 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если имеется соглашение сторон о передаче данного спора на рассмотрение и разрешение третейского суда и от ответчика до начала рассмотрения дела по существу поступило возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде. Согласно пункту 1 статьи 420 Гражданского кодекса Российской Федерации договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Третейское соглашения является обязательным только для его участников.
Обращаясь в суд, истец указал, что согласия на рассмотрение возникшего из договора страхования спора в третейском суде не давал, его требования основаны на том, что он указан в договоре, заключенном между страхователем и страховщиком-ответчиком, в качестве выгодоприобретателя. Таким образом, истец обратился в суд как выгодоприобретатель по договору страхования, а не как страхователь. Согласно части 1 статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации право изменить основание иска принадлежит истцу. В соответствии с частью 3 статьи 196 этого же кодекса суд принимает решение по заявленным требованиям.
По смыслу указанных норм, суд не вправе самостоятельно изменить основание иска. С учетом изложенного вывод судебных инстанций о том, что на истца распространяется третейское оглашение, заключенное между страхователем и страховщиком, является ошибочным. При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить судебные акты нижестоящих судебных инстанций и направить дело на рассмотрение в суд первой инстанции.

Это и многое другое вы можете прочесть правовом обзоре Юридического института «М-Логос».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.